г. Сыктывкар

ул. Советская, 13

8 (8212) 255-422

leninka@nbrkomi.ru

Пн. - пт. с 10.00 до 20.00

Суббота - выходной

Воскресенье с 10.00 до 17.00

Последняя среда месяца - санитарный день

НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА РЕСПУБЛИКИ КОМИ
Умная библиотека для общества знаний

Меню
07 марта 2022

«В каждом доме жил охотник…»

На протяжении XX века у коми сохранялась традиция обучать промыслу детей. На охоту брали не только мальчиков, но и девочек. Иногда это была вынужденная мера, так как надо было передать навыки ухаживания за охотничьими угодьями и научить способам выживания в лесу, обеспечения себя пропитанием.
В блестящей по содержанию и оформлению книге «Охотничьи тропы. Традиционный промысел в повседневной жизни и мировоззрении коми-зырян» есть глава, посвященная охотницам.
предлагаем вашему вниманию несколько историй о том, как навыками охотничьего промысла овладевали женщины Коми края.

В «Охотничьи рассказы» этнографа Ф. Арсеньева (1885 год) вошёл сюжет о попадье-охотнице. Автор описывает промысловую охоту, на которую ходила жена священника, поскольку самому священнику «по сану стрельба не дозволительна». Вспоминая свою жизнь, на вопрос автора о рыбалке, без которой не обходился не один житель печорских селений, священник отметил, что к этому он «не был пристрастен: этим у меня матушка попадья орудовала, это была её охотка…» Попадья продолжила: «Охотница была, страшная охотница; умирала на реке: и невод сама таскала с артельщиками по пояс в воде, и бреднем ловила, и сетями, и ветвями, и ботальной мережкой. Рыбы насолим, навялим, икры наготовим. Круглый год не переводился у нас этот харч…» Рассказала и про промысел: «Охотой ведь занималась, по путикам ходила… путик мой начинался на задах нашего дворища, обход был малый, вёрст на восемь, не больше. Сама и слопы настораживала, петли и ловушки разные налаживала. В первые годы одна обход делала, да по раз медведь, пёс окаянный, напугал, опасно стало одной-то ходить… Зверя этого много на Печоре. Повадится он ходить по путикам – беда, оберёт всю дичь начисто. В глухую осень это было, но ещё снег не напал, пошла я в обход. Подхожу к глухариному слопу, смотрю кто-то ворочается, хорошо-то разглядеть не могу… в оплоть подошла к слопу, а он…слоп-то поднял, залез туда до половины, да и тащит мошника. Вижу – медведь, да как взвизгну, он как рявкнет! И бежать, и бежать, а я в лругую сторону, не помню как домой ввалилась!» Но и после встречи с медведем попадья-охотница не отказалась от охоты. Отговоры священника не ходить по путикам не помогли – «на другой день опять в обход пошла». И в зимнее время по глубокому снегу ходила матушка по путику: «Наденет она мои [cвященника] старые суконные штаны…, малицу натянет, шапку-ушанку, пимы на ноги, лыжи, да как начнёт уписывать, так что тебе промышленник добрый, мигом облетит весь обход. Ружейцо иной раз прихватит, бельчонку устрелит, как-то раз лисицу ухайдачила».

Во время экспедиции к Коми в 1926 году этнограф Л. Капица познакомился в селе Савинобор Усть-Куломского уезда с 76-летней охотницей, образ которой сохранился на фотоснимке, сделанном в июле 1926 года. К сожалению, никаких сведений о ней, кроме возраста и места съемки не зафиксировано. Вероятно, женщина действительно владела навыками охоты и пользовалась уважением у односельчан, если была представлена экспедиции как охотница. Родилась она в 1850 году, так как на момент встречи с исследователем ей было 76 лет. Навыкам охоты она могла обучаться уже с 60-х годов XIX столетия, ведь приучать к охоте начинали с малых лет.

Охотница. 76 лет. Коми АО, Усть-Куломский уезд, с. Савинобор, 1926 г.(НМРК) РКМ НВ 1196/20. Копия фото из коллекции Л. Капицы
Охотница. 76 лет. Коми АО, Усть-Куломский уезд, с. Савинобор, 1926 г.(НМРК) РКМ НВ 1196/20. Копия фото из коллекции Л. Капицы

В годы Второй мировой войны, когда мужчины ушли на фронт, оставшиеся в тылу женщины не только выживали за счёт охоты, но и сдавали большую часть добычи государству. Так, в Усть-Куломском районе Коми АССР среди охотников конторы Райзаготживсырьё была охотница с 20-летним стажем Александра Ивановна Шахова. О ней сохранились воспоминания как об отважной охотнице: «На охоте Шахова пропадала в мороз, в тёмные ночи, дождь, слякоть, пургу. Знала и понимала, что сейчас трудно всем женщинам. Выполняла до двух планов сдачи ценной пушнины государству. Отважная».

Кроме А. Шаховой, выполнившей за сезон 1945-1946 гг. норму на 250%, среди лучших охотников Коми АССР в послевоенном 1946 году значилась Ирина Ильинична Худяева из Троицко-Печорского района. В её характеристике отмечено, что она «активно участвует в добыче пушнины и отлично сохранчет природные богатства Илычского государственного заповедника. За сезон 1945-1946 гг. выполнила норму на 360%, награждена Почётной грамотой, занесена во Всесоюзную книгу почёта лучших охотников «Заготживсырьё». Навыки традиционного промысла, полученные ещё в детстве, позволяли коми-охотницам выжить в тяжёлые послевоенные годы.

Женщина-охотник Александра Ивановна Шахова. Коми АССР, Усть-Куломский р-н, 1946 г. (НМРК) РКМ КП 6391/739
Женщина-охотник Александра Ивановна Шахова. Коми АССР, Усть-Куломский р-н, 1946 г. (НМРК) РКМ КП 6391/739
Ирина Ильинична Худяева, 55 лет. Охотник промысла Илычского промхоза. Женщина стоит на лыжах, на плече ружьё, в правой руке койбедь, рядом охотничья собака-лайка. 1962 г.(НМРК) РКМ КП 6394/599
Ирина Ильинична Худяева, 55 лет. Охотник промысла Илычского промхоза. Женщина стоит на лыжах, на плече ружьё, в правой руке койбедь, рядом охотничья собака-лайка. 1962 г.(НМРК) РКМ КП 6394/599

Галина Петровна Люосева из д. Вейпом Княжпогостского района начала ходить на охоту в 40-е годы XX столетия, когда ей было около 7 лет. Охоте её обучал отец. Себя охотником не считала, но состояла в обществе любителей охотников и рыболовов, имела билет общества, платила взносы. «В каждом доме жил охотник. В каждом. Наш род от Абрама, так деда звали, он, и братья у папы были настоящими охотниками. Браконьерством наши охотники никогда не занимались. Устанавливали ловушки на глухаря, на рябчика; боеприпасов не было. Добыть ружьё было большой проблемой. Порох, дроби, линзы – тоже было сложно добыть… Вот и это необходимостью стало, так же как охота источник нашей жизни. И девушкам, выходящим замуж, и перину набивали, и добытую птицу приносили… добычу некуда уже было сдавать. Семья большая, в каждом доме человек 7-8. Что-то надо есть. Папа мой много всего ловил, на Серёговской ярмарке сдавали, на ярмарке в Усть-Выми бывали, шкуры на деньги меняли. На эти деньги и брали дроби, порох, пистоны, пищаль. Потом у каждого свой пас был. И пас-дорога – дорога со знаками. Обозначали знаками, поэтому «пас туй». По одному этому пути и ходили. Другие по нему уже не пойдут… Это по наследству передавалось… Детей учили рано. Мой брат в 15 лет умер, да он уже вовсю охотничал. С 12-13 лет уверенно стрелял… Я с 18 лет стрелять начала. Сама смотрела, как курок поднимать, как пищаль устанавливать. Если не знать, прикладом можно плечо вывихнуть. Отдача большая. Как патрон зарядить, очень всё осторожно должно быть. Папа надолго уходил, 2-3 недели ходил. Потом нас звал в лес, один не мог добычу выносить. Заранее звал. До ухода говорил к какому числу и к какому месту… До отправления в лес молились. Потом всей семьёй провожали его [oтца на охоту]. Всей семьёй и готовили его на охоту. Мама сушила сухари. Потом обязательно что-то вкусного положит, крупы, пшено. Рис прежде редкостью был. Потом это всё в мешочки складывали. Масло растапливали, со сметаной смешивали. Суп с молоком это называется. Масло, когда делаешь, когда оно отделяется, в воде жир остаётся. Его в суп с мукой ложечку добавляли. Его тоже в дорогу укладывали. Шерстяные носки в лес не брали. Не рекомендовали. Портянками пользовались. Портянки складывали, варежки тоже. Потом целый день готовил заряды. Патронташа три было, три разных. Мелкий заряд – для рябчика, средний – для глухарки, ещё крупнее – на медведя. Их всех отдельно складывали. Иак вот и собирали, семьёй отправляли. Вещи и еду не собирал – жена и дети собирали. А вот пищаль – сам чистил. До блеска».

Источник: Охотничьи тропы : традиционный промысел в повседневной жизни и мировоззрении коми-зырян = Hunting Paths : traditional Hunting in komi-zyryans' everyday life and outlook / Министерство культуры, туризма и архивного дела Республики Коми, Национальный музей Республики Коми. – Сыктывкар, 2020. – 121, [2] с. : ил., цв. ил., фот., портр. – ISBN 978-5-7934-0837-0. – Часть текста и подписи к иллюстрациям параллельно на русском, английском языках. – Текст (визуальный) : непосредственный.

Галина Петровна Люосева с сестрой Евдокией Петровной. Республика Коми, Княжпогостский район, д. Вейпом, 1990 г. НМРК НВ 6015/2; Фото: В. Шарапов
Галина Петровна Люосева с сестрой Евдокией Петровной. Республика Коми, Княжпогостский район, д. Вейпом, 1990 г. НМРК НВ 6015/2В. Шарапов
  • Коактивный коучинг
    Коактивный коучинг
    Практическое пособие
  • Криптвоюматика 2.0
    Криптвоюматика 2.0
    Марков А.
    Научно-популярная литература
  • Жлобология 1.7: откуда берутся деньги и почему не у меня
    Жлобология 1.7: откуда берутся деньги и почему не у меня
    Марков А. В.
    Научно-популярная литература
  • Радикальная прямота
    Радикальная прямота
    Скотт К.
    Научно-популярная литература
  • Думай в других форматах
    Думай в других форматах
    Брабандер Л. де
    Научно-популярная литература
  • Офигенно!
    Офигенно!
    Коробкина А.
    Научно-популярная литература
  • Психология инвестирования
    Психология инвестирования
    Ричардс К.
    Научно-популярная литература
  • Ты стоишь больше
    Ты стоишь больше
    Тамазова Е. Г.
    Научно-популярная литература
< >
Яндекс.Метрика